Обновление от 01.06.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Роберте Ивановиче Рождественском.


Передачи


Читает автор


Память о Роберте


Народный поэт


На эстраде

Екатерина Рождественская «Переделываю мужчину в женщину долго. Часа полтора»

Дочь известного поэта Роберта Рождественского рассказала о том, как ее отец выложил дома дорожку из денег, что она ищет на блошином рынке в Киеве и почему не приглашает в свой проект Виктора Ющенко.

— Екатерина Робертовна, в этом году у вас творческий юбилей — десять лет назад появился первый экспонат вашей “Частной коллекции”. Сколько уже в ней портретов?

— Больше двух с половиной тысяч — опубликованных и неопубликованных работ.

— Богатая коллекция. А как вы выбираете людей для этого и других своих проектов?

— Прежде всего это люди, которые известны всем. Я могу наступить на горло собственной песне и пригласить человека, который мне не нравится, если он очень популярен. Правда, если я заведомо знаю: он или опоздает часа на 3, или будет устраивать истерики — лучше от приглашения воздержусь, чтобы потом не нервничать и не подвергать свою команду стрессу. Еще в моих проектах нет звезд, которые окружают себя целым штатом наемных работников. В основном это паразиты, которые сосут кровь из этих несчастных людей и усложняют всем жизнь. К примеру, трио “Серебро” — милые девочки, но вокруг них столько всего накручено. Нужно согласовать малейший шаг. Если я это буду делать, то просто взорвусь от возмущения, поэтому предпочитаю работать с кем-то одиночным.

— Легко работается со знаменитостями?

— Бывают, конечно, капризы. В основном у тех, кто только “зазвездился” и еще не понимает, как себя вести. Таким людям кажется, что звезда должна летать над землей.

— Ну а маститые известные люди позволяют себе покапризничать?

— Они — профессионалы. Их жизнь научила тому, что лучше со всеми поддерживать хорошие отношения. Скажем, Владимир Жириновский вопреки своей скандальной репутации вел себя очень спокойно. Мы его снимали накануне Нового года, и он пришел тогда с мешком подарков, как Дед Мороз. И продолжает делать это вот уже несколько лет подряд.

— А бывало ли так, что знаменитости отбраковывали результат?

— Конечно, бывало. Но это скорее единичные случаи. К примеру, Роксана Бабаян, когда увидела работу, сказала, что она похожа на ней не на молодую испанку, а на стареющую армянку. Но все это было сказано так интеллигентно, что мы с тех пор подружились.

— С кем-то еще из знаменитостей вы дружите после их участия в ваших проектах?

— Со многими из них я очень хорошо общаюсь. Например, с Владимиром Талашко — гарпунщиком Лендом из “Капитана Немо”. Когда я первый раз снимала его в студии в Киеве, он увидел, что мы целый день работаем и не можем никуда выбежать покушать, и принес на весь наш полк какие-то кастрюли безумные со своей вареной картошкой, с пирожками с капустой. С тех пор прошло уже лет пять, и мы до сих пор замечательно общаемся.

— В ваших проектах участвуют не только актеры, но и политики, музыканты. Вам приходится идти на какие-то ухищрения, чтобы они вошли в образ?

— Вы знаете, сам процесс подготовки к съемкам настраивает на определенный характер.

— А как происходит этот процесс?

— Очень по-разному. Иногда сложно придумать образ, потому что ничего человеку не подходит. Причем должно быть не только внешнее, но и внутреннее совпадение с портретом. Бывает, что знаменитости сами определяются с образом. Скажем, Александра Буйнова я видела испанским грандом, а он увидел себя Пушкиным.

Потом, когда человек приходит уже на съемку, вначале он пьет чай-кофе, далее начинается грим. Его делает настоящий ас — художник по гриму, которая 25 лет проработала на “Мосфильме”. Потом — очередь костюма. Иногда какие-то детали костюма сзади просто склеены, и бывает, что во время съемки они отваливаются. На фотографии ничего этого не видно, а сзади очень смешно смотрится.

— Сколько времени на это все уходит?

— Смотря как. Скажем, переделываю мужчину в женщину довольно долго. Часа полтора. А сама съемка уже занимает процентов 10 от всей подготовки. Но, бывает, на нее уходит и больше времени, потому что многие художники, в том числе старые мастера, совершенно не были знакомы с анатомией. Они изображали людей в таких позах, которые в жизни невозможно повторить. Но мы стараемся всегда максимально приблизиться к оригиналу.

— А фотошоп применяете?

— Обязательно. Потому что всегда нужно что-то подгонять: цвет, свет, костюмы — что-то висит, там короче, там длиннее.

— Очень трудоемкий процесс.

— Вы знаете, я провожу в мастерской время с таким же удовольствием, как и дома. Это большое счастье.

— Декорации вы сами создаете?

— На “Частную коллекцию” и “Ассоциации” мы делаем декорации сами, в мастерской. А вот в таких проектах, как “Сказка” или “Классика”, использую в основном подставные фотографии, которые я делаю во время отдыха.

— В ваших работах фигурирует много антикварных вещей. Где вы их находите?

— Вы спросите у моих киевских друзей, что я делаю в Киеве. Я знаю, что в последнюю субботу каждого месяца у вас в одном из клубов работает блошиный рынок, куда я езжу обязательно. Скупаю кружева, какие-то глупости — керосинки, оловянные кружки, деревянные ложки, — на которые нормальный коллекционер даже смотреть не будет. Затем они выступают у меня в главных ролях, потому что без таких мелких деталей все будет смотреться очень невкусно.

— На блошином рынке в Киеве не встречали нашего президента? Это одно из его самых любимых мест.

— Да, встречала. Еще в самый свой первый приезд.

— Не возникало желания пригласить его в какой-то из ваших проектов?

— Нет. Я же понимаю, что люди такого ранга не видят себя в таких переодевательных проектах, поэтому не нарываюсь на отказ.

— Да, я читала, что Владимир Путин вам отказал.

— Отказа как такового не было. Он сказал, что пока еще не готов. Так что есть какая-то надежда на будущее.

— Екатерина Робертовна, у вас есть замечательный проект “Сказочные персонажи”. С каким героем сказок вы ассоциируете себя?

— Даже не думала над этим вопросом. Хотя, пожалуй, я — волшебница.

— А над каким новым проектом вы сейчас “колдуете”?

— Мой новый проект — об истории белья XX века. Для него я собрала все, что можно было только найти на блошиных рынках по этой теме. Я хочу, чтобы все было настоящим.

Четверо мужчин Екатерины Рождественской

ОТ ИЗАУРЫ ДО ФЕИ. Екатерине Рождественской повезло родиться в семье известного поэта Роберта Рождественского. Она закончила МГИМО по специальности “Международные отношения”. Затем переводила с английского и французского языков художественную литературу. Как Екатерина метко отметила в одном из интервью, “абсолютной Изаурой была”. А потом она придумала игру, в которой превращает знаменитостей в героев известных картин. Только вместо волшебной палочки у нее фотоаппарат.

В ее мастерской побывали самые популярные актеры, музыканты, политики. И, как признается сама Екатерина, ни ей знаменитости не платят за такой своеобразный пиар, ни она им — гонорары.

С родителями и сестрой Ксенией

КОЛЛЕКЦИЯ ТАЛАНТОВ. Катя появилась в жизни Роберта Рождественского, когда тому было 24 года. “До известности было еще далеко, и мы года 3 жили в подвале. Правда, дай бог, всем такие подвалы. Он был в одном из флигелей дома-прототипа усадьбы Ростовых, с окнами, выходящими во двор Союза писателей”, — рассказывает Екатерина Робертовна. О своем отце она вспоминает прежде всего как о человеке с чувством юмора: “Чтобы купить свою первую машину “Ласточку”, он занял крупную сумму. Отдавал ее отец оригинально. Когда друг, у которого он занял, пришел к нам в дом, перед ним открылась такая картина: от двери идет дорожка из денег, а отец стоит в одних плавках, на причинном месте у него “фиговый лист” из 25-рублевок, а на груди — ожерелье, как у папуаса, на которое он нанизал оставшуюся сумму долга”.

Роберт Иванович любил шутить

Поэтический дар деда достался старшему сыну Екатерины Робертовны. “Когда он был маленьким, хорошо писал стихи. Потом это куда-то все ушло. Сейчас ему 23 года, он аспирант и у него своя рок-группа. Средний сын учится на экономическом факультете, занимается гонками. А младший — настоящий художник”. К слову, в 70 лет начала писать картины и мать Екатерины. “После ухода отца она очень тосковала. И чтобы чем-то ее занять, моя сестра Ксения (она журналист) подарила ей планшет для компьютерной графики. У мамы уже было 2 выставки. Все называют ее инопланетянкой: таких красок, как на ее картинах, на нашей планете нет”. Муж Екатерины — президент московского издательства. Кстати, именно с его подарка — фотоаппарата — и началась “Частная коллекция”.