Обновление от 01.06.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Роберте Ивановиче Рождественском.


Передачи


Читает автор


Память о Роберте


Народный поэт


На эстраде

Как автограф Роберта Рождественского в редакционное удостоверение угодил

Вот уже почти два десятилетия нет в живых известного советского поэта Роберта Рождественского, который поставил свой фирменный автограф в редакционный документ корреспондента «Знамени юности» Вячеслава Сивакова. Но журналистское удостоверение с памятной росписью до сих пор бережно хранится в доме своего хозяина, как и сама история, которую он с удовольствием рассказал нам.

В 1960-х годах Вячеслав Сиваков приехал работать на Минский фарфоровый завод по распределению с Украины, где он окончил техникум. Тогда же решил поступать на факультет журналистики на вечернее отделение. Сдал экзамены, набрал 19 баллов, и его, счастливого, взяли на вечернее отделение. А через полтора месяца призвали в армию. И пока Вячеслав служил три года, вечернее обучение на журфаке упразднили.

После армии Вячеслав перешел на заочное отделение факультета журналистики и параллельно работал электриком на хлебозаводе № 1. Хотя, естественно, ему очень хотелось работать в газете. Нет, не в «Знамени юности». об этом и мечтать было в те годы нельзя, такой она была известной и авторитетной газетой! И все-таки Вячеслав рискнул отправить туда один свой материал, связанный с армейской службой. Правда, после этого в течение месяца о нем не было, как говорится, ни слуху ни духу.

– И вдруг мне позвонил заведующий военно-патриотическим отделом Владимир Левин и попросил заглянуть в редакцию, – вспоминает Вячеслав. – Я приехал, и мне сразу же дали задание написать репортаж с металлобазы, где сутками стояли машины и не могли сдать металл.

Мог ли молодой автор предположить, что этот репортаж поставят на первую полосу ведущей газеты страны? А на другой полосе этого же номера выйдет тот самый материал про армейскую жизнь. Даже во сне нельзя было представить такой удачи, смеется он!

– На летучке меня похвалили, сказали, что хотели бы взять в редакцию, но свободных штатных мест не было. Поэтому я смог устроиться только на договор, работая за гонорары. Но они были небольшими, а у меня уже в то время была семья, рос сын, нужна была зарплата. И тогда Виталий Дмитриевич Чанин, в то время главный редактор «Знаменки», редактор, надо сказать, от Бога, посоветовал: «Вячеслав, давай устраивайся в какую-нибудь газету, а как только появится окошко – мы тебя заберем к себе».

Как часто в жизни и бывает, стоило Вячеславу Сивакову устроиться литсотрудником в газету «Воздушный часовой». как в «Знамени юности» появилась вакансия корреспондента. Но прежде чем он ее занял, нужно было по совести отработать хотя бы год на новом месте.

– И когда через полтора года я со спокойной душой мог уйти из «Воздушного часового», то, наконец, устроился в «Знамя юности» в отдел комсомольской жизни, руководил которым журналист Виктор Здольников. Это было в 1970 году, когда тираж газеты составлял свыше 800 тысяч экземпляров при населении в 10 миллионов жителей! Не за красивые глаза любили «Знаменку»: газета была креативная, как теперь говорят, нужная, в общем – для каждого подписчика своя.

Однажды Валентин Дончик. заместитель редактора, отправил корреспондента Сивакова делать репортаж о проводах делегации на фестиваль молодежи и студентов в Берлине. Советская делегация ехала поездом из Москвы, и в Минске к ней должны были присоединиться белорусы.

– Помню, поехал тогда на вокзал без блокнота. Я-то был уверен, что смогу без проблем запомнить все. Надо сказать, что я в журналистике руководствовался принципом «солдатского строя» – первая и последняя шеренга должны быть безупречными, то есть начало и концовка материала должны быть очень интересными и запоминающимися. В общем, приехал я на место, походил по перрону, осмотрелся – все выглядело как-то буднично. И тут вижу, идет к вагону поэт Роберт Иванович Рождественский. Я его сразу узнал, хотя раньше видел только на газетных снимках. Подбегаю к нему, здороваюсь, объясняю свое редакционное задание. А паровоз уже вот-вот тронется. Даже на пару вопросов не было времени. И тогда я прошу: «Роберт Иванович, дайте мне автограф, и мы поместим его на первой полосе в начале моего репортажа. Это будет подарок читателю!»

Он согласился, а я по карманам – и нет даже клочка бумажки. Тогда я достаю удостоверение корреспондента «Знамени юности», раскрываю его на пустой странице, где обычно продлеваются сроки контракта, и протягиваю ему. Для такого случая он нарисовал мне свой фирменный автограф, каллиграфический. Попутно сказал несколько фраз для газеты. И я счастливый полетел в редакцию.

Первым делом направляюсь к Вале Дончику:

– Привет тебе от Рождественского!

А он не понял сначала и спрашивает:

– Кто такой? Он написал: раньше думай о Родине, а потом о себе?

– А кто еще мог так сказать? Наш поэт! – отвечаю. И рассказываю свой план: мол, даем на первой полосе автограф, а под ним забойную текстовку о проводах делегации, участником которой был Рождественский. Достал свое удостоверение и протянул ему, а он посмотрел на меня и строго сказал:

– Слава, ты что. Нет, брат, это ты уже слишком, с таким документом шутить не надо. В ЦК комсомола не поймут!

В общем, из моей затеи ничего не вышло: не смог замредактора пропустить такой материал в печать, хоть и с автографом известного поэта!

Вячеслав Сиваков еще долго работал в «Знаменке», потом перешел в «Советскую Белоруссию». затем работал в журнале «Неман». 10 лет был заместителем главного редактора в БелТА-ТАСС. а последние 15 лет до пенсии трудился в «Национальной экономической газете». И где бы ни работал, он сохранил все свои редакционные удостоверения. Но с автографом Рождественского для него – самое дорогое. Как и воспоминания о годах, проведенных с коллективом «Знамени юности»:

– Ни до, ни после этого я не встречал такого дружелюбного отношения к журналистам, как в «Знаменке», такой потрясающей творческой атмосферы, где коллеги-товарищи тебе могли сказать все как на духу. Человека нельзя научить писать, никакой журфак это сделать не в силах. Но на планерках и летучках в «Знаменке» нас учили самокритичному отношению к материалу: насколько он толково и хорошо написан, достаточно ли актуальна и злободневна тема. Ведь не зря говорят, что хорошо пишет тот, кто хорошо мыслит, и вот как раз этому нас и научила молодежная газета. «Знамя юности» всегда было школой журналистики, кузницей кадров для «взрослых» изданий.

Вячеслав Сиваков может долго и очень тепло рассказывать о своих коллегах из «Знаменки». По его признанию, они навсегда сделали его человеком «без возраста», потому что в коллективе не было обращений на «вы», только на «ты». Поэтому и сегодня, в свои 68, он признается, что ему неловко, когда я обращаюсь к нему «Вячеслав Дмитриевич», «Вы», ведь «Знамя юности» навсегда приучило его снимать эти границы между людьми.