Обновление от 01.06.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Роберте Ивановиче Рождественском.


Передачи


Читает автор


Память о Роберте


Народный поэт


На эстраде

Роберт Рождественский. Баллада о крыльях

Баллада о крыльях (отрывок)

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О КРЫЛЬЯХ

Мужичонка-лиходей, рожа варежкой,
Дня двадцатого апреля, года давнего,
Завопил вовсю в Кремле, на Ивановской,
Дескать, дело у него государево!

Кто такой? Почто вопит? Во что верует?
Отчего в глаза стрельцам глядит без робости?
Вор - не вор, однако, кто его ведает…
А за крик держи ответ по всей строгости!

Мужичка того недремлющая стража взяла.
На допросе показал этот странный тать,
Что берётся смастерить два великих крыла
И на оных аки птица будет в небе летать.

Подземелье, стол дубовый и стена на три крюка…
По стене плывут, качаясь, тени страшные…
Сам боярин Троекуров у смутьяна мужика,
Бородою тряся, грозно спрашивал:

- Что творишь, холоп? - Не худое творю!
- Значит, хочешь взлететь? - Даже очень хочу!
- Аки птица говоришь? - Аки птица, говорю!
- Ну а как не взлетишь? - Непременно взлечу!

- Вдруг и взаправду полетит, мозгля крамольная?
Вдруг понравится царю затея знатная?
Призадумались боярин и промолвили:
"Ладно. Что тебе, холоп, к работе надобно?"

Дали всё , что пожелал для великих дев:
Два куска холста, драгоценной слюды,
Прутьев ивовых, на наделю еды,
Да подъячева, чтоб смотрел, глядел...

Необычное мужичок творил.
Острым ножиком он холсты кромсал,
Из белужьих жабр хитрый клей варил,
Прутья ивовые в три ряда вязал.

От рассветной зари, до темных небес
Он работал и не печалился.
Он смеялся, чёрт, он смеялся, бес:
"Получается! Ой получается!".

Слух прошёл по Москве: - Лихие дела…
- Мужичонка… - Да чтоб мне с места не встать!…
- Завтра в полдень, слышь?… - Два великих крыла...
- На Ивановской… - Аки птица летать…

Мужичонка-лиходей, рожа варежкой,
Появившись из ворот, из скособоченных,
Дня тридцатого апреля, на Ивановской
Вышел, вынес два крыла перепончатых.

Были крылья угловатыми и мощными.
Распахнулись – всех зажмуриться заставили.
Были тоненькие очень, да не морщили,
Были будто ледяные, да не таяли.