Обновление от 01.06.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Роберте Ивановиче Рождественском.


Передачи


Читает автор


Память о Роберте


Народный поэт


На эстраде

Роберт Рождественский - Стихи о живой песне

"Песня Года" 1979
Ведущие - Александр Масляков и Светлана Жильцова.

ПЕСНЯ (Стихи о живой песне)

Свет погаснет- лысый демон палочкой взмахнет,
На эстраду выйдет тенор-ручки распахнет.
И от умиленья млея,стоя на носках,
Станет песнею моею горло полоскать.
Мне на муку и на горе песня задрожит,
Будет песня в медном горле,будто в клетке жить,
Рваться из него на волю в зал полупустой,
Получаться неживою,чопорной,не той.
Тенор будет нежно мямлить,томно завывать.
Будет он играть бровями,глазки закрывать.
А в конце, привычный ужас в дамочек вселя,
Тенор выдаст,поднатужась,тоненькое "ля".
И замолкнет деловито под визгливый стон
И тогда на сцену выйду и скажу:
"Постой,ты поешь по всем законам,
Правильно, и все жь, эта песня мне знакома...
Ты не так поешь!"
А писал я эту песню ночью,у костра.
Я хотел,чтобы эта песня непростой была;
Чтобы она из душных спален позвала людей,
Чтобы ее хороший парень,как рюкзак одел;
Чтобы до неба,как до крыши, искорка взамен,
Голос ,тихий и охрипший,долететь сумел.
И , расстаявь в поднебесье,чтобы зажег зарю.
Мне знакома эта песня-честно говорю!
Впрочем,что я здесь толкую и о чем кричу.
Я ж не написал такую-написать хочу.

И еще одно прекрасное стихотворения Роберта Рождественского.

Парни с поднятыми воротниками

Парни
   с поднятыми воротниками,
в куртках кожаных,
в брюках-джинсах.
Ох, какими словами
              вас ругают!
И все время удивляются:
                    живы?!
О проблеме вашей
спорят журнальчики —
предлагают убеждать,
              разъяснять...
Ничего про это дело
              вы не знаете.
Да и в общем-то
не хотите
знать...

Равнодушно
         меняются
                столицы —
я немало повидал их,—
и везде,
посреди любой столицы
                    вы
                     стоите,
будто памятник
обманутой мечте.
Манекенами
        к витринам приникшие,
каждый вечер —
проверяй по часам —
вы уже примелькались всем,
                    как нищие.
Что подать вам?
Я не знаю сам.
Завлекают вас
         ковбоями и твистами,—
вам давно уже
поднадоел твист.
Вы
покуриваете,
вы посвистываете,
независимый делаете вид.
Может,
     девочек ждете?
Да навряд ли!
Вон их сколько —
           целые стада.
Ходят около —
юные,
нарядные...
Так чего ж вы ожидаете тогда?!

Я не знаю — почему,
но мне
кажется:
вы попали
       в нечестную
                 игру.
Вам история назначила —
каждому —
по свиданию
         на этом углу.
Обещала показать
           самое гордое —
мир
без позолоченного зла!
Наврала,
наговорила
        с три короба.
А на эти свиданья
не пришла...
Идиотская,
       неумная шутка!
Но история
думает
свое...

И с тех пор
неторопливо и жутко
всё вы ждете,
всё ждете
ее.
Вдруг покажется,
         вдруг покается,
вдруг избавит
          от запойной тоски!..
Вы стоите на углу,
покачиваясь,
вызывающе подняв воротники...

А она проходит мимо —
история,—
раздавая
      трехгрошовые истины...
Вы постойте,
        парни.
Постойте!
Может быть,
       чего-нибудь
                и выстоите.

1960